phaneropsolus-philanderi-caballero-et-grocott-1952 Хозяин: опоссум — Philander laniger pallidus. Локализация: тонкая кишка. Место обнаружения: Центральная Америка (Панама). ...
phaneropsolus-oviformis-poirier-1886 Синонимы: Distomum oviforme Poirier, 1886; Phaneropsolus bonnei Lie-Kian-Joe, 1951; Ph. simiae Yamaguti, 1954; Primatotrema macacae Premvati, 1958;...
phaneropsolus-orbicularis-diesing-1850 Синоним: Distoma orbiculare Diesing, 1850. Хозяева: обезьяны — Saimiri sciurens, S. verstedi, Nyctipithecus trivirgatus. Лок...
phaneropsolus-longipenis-looss-1899 Хозяин: обезьяна, вид неизвестен. Локализация: средняя кишка. Место обнаружения: ОАР. Описание вида (по Looss, 1899). Тело разме...
phaneropsolus-lakdivensis-fernando-1933 Хозяин: лори — Loris tardigradus. Локализация: тонкая кишка. Место обнаружения: Цейлон. Описание вида (по Fernando, 1933)....
phaneropsolus-alternans-capron-deblock-et-brygoo-1961 Хозяева: хамелеоны — Chamaeleon lateralis, Ch. guentheri, Ch. oustaleti, Ch. pardalis, Ch. parsonii, Ch. verrucosus. Локализация: пе...
phaneropsolus-micrococcus-rudolphi-1819 Синонимы: Distomum micrococcum Rudolphi, 1819; Phaneropsolus sigmoideus Looss, 1899. Хозяева: птицы — Glareola austriaca, Caprimulgu...
tablitsa-dlja-opredelenija-vidov-roda-phaneropsolus Паразиты кишечника рептилий, птиц и млекопитающих. Распространение: тропическая или субтропическая зоны земного шара — Южная Европа,...
opisanie-roda-phaneropsolus Имеющиеся между этими видами незначительные различия укладываются в рамки внутривидовой изменчивости. Напротив, Ph. lakdivensis и Ph. oviformis обл...
rod-phaneropsolus-looss-1899 Синоним: Primatotrema Premvati, 1958 Историческая справка Род Phaneropsolus был создан в 1899 г. Лооссом (Looss) для описанных им вид...
pitbul-zaprygnul-vverh-pochti-na-45-metra-po-vertikalnoj-stene Посмотрите видео как питбуль допрыгнул до предмета на высоте 14 футов (4, 27 метра)! Если бы проводилась собачья Олимпиада, то этот питбуль точ...
morskaja-svinka-pigi-zhelaet-vsem-schastlivogo-dnja-svjatogo-patrika С днем Святого Патрика ВСЕХ! И ирландцев и не только ирландцев!
ryba-igla Родиной уникальной пресноводной рыбы-иглы является Индия, Цейлон, Бирма, Тайланд, Малайский полуостров. Достигают 38 см в длину. Принадлежит к семе...
botsija-kloun Считается, что рыбка боция-клоун (Botia macracantha) появилась в середине XIX века. О данном виде впервые упомянул Питер Бликер (голландский медик,...
gjurza Гюрза (Vipera lebetina) – крупная змея, которая имеет притупленную морду и резко выступающие височные углы головы. Сверху голова змеи покрыта...

Оотэка, или яйцевая коробка

Оотэка, или яйцевая коробка

Гнездо богомола называется «оотэка»—коробочка для яиц. В солнечных местах всюду можно встретить его: на камне, на куске дерева, на виноградном пне, на тонких веточках кустарников, на стеблях травы и даже на предметах, сделанных человеком: на обломках кирпичей, на толстых тряпках, остатках обуви. Обыкновенные размеры гнезда—один вершок длины и полвершка ширины. Цветом оно походит на пшеничное зерно. На огне оно горит довольно хорошо и издает запах подожженного шелка. И, действительно, оно сделано из вещества, похожего на шелк, но не разделяющегося на нити, а представляющего пенистую массу. Если гнездо устроено на веточке, то его основание охватывает соседние веточки и принимает различную форму в зависимости от случайных условий, а если оно расположено на плоской поверхности, то его основание также всегда плоско. Тогда коробочка принимает форму полуэллипсоида, более или менее тупого на одном конце и заостренного на другом, и даже часто оканчивается коротким отростком (рис. 165).

Во всех случаях верхняя сторона правильно выпуклая. На ней отчетливо видны три продольные пояса. Средний, более узкий, состоит из пластинок, расположенных парами и прикрывающих одна другую, как черепицы на крыше. Края этих пластинок свободны и оставляют два ряда параллельных щелей, через которые выходят вылупившиеся личинки. В только что покинутом гнезде эта средняя полоса усеяна тоненькими кожицами, которые колеблются при малейшем ветре и скоро исчезают под влиянием непогод. Я дам этому поясу название выходной пояс, потому что только вдоль этой полосы совершается выход молодых насекомых, через отверстия, оставленные заранее.

Во всех остальных местах, колыбель многочисленного семейства представляет непроницаемые стены. Действительно, две боковые полосы, занимающие большую часть полуэллипсоида, на поверхности совершенно не имеют отверстий. В этих местах, сделанных из плотного вещества, молодые богомолы, очень слабые вначале, не имеют никакой возможности выйти. Здесь видны только многочисленные поперечные бороздки, указатели слоев яиц.

Разрежем коробочку поперек. Тогда сейчас же увидим, что яйца составляют срединное ядро, очень плотное и с боков покрытое толстой, пористой корой, похожей на затвердевшую пену. Сверху поднимаются изогнутые пластинки, очень тесно расположенные, почти свободные, концы которых прилегают к выходному поясу, образуя здесь двойной ряд маленьких черепицеобразных чешуек (рис. 166).

Яйца лежат в желтоватой массе рогового вида. Они расположены круговыми слоями, и головные концы их обращены к выходному поясу. Это направление указывает нам, как совершается выход насекомого из яйца. Новорожденные проскользнут в промежутке, который остается между двумя соседними листочками, продолжением ядра; здесь они найдут тесный проход, через который трудно выйти, но все-таки достаточный при том интересном расположении, которым я сейчас займусь; так они достигнут до срединной полосы. Там, под черепицеобразными чешуйками, открываются два выхода для каждого слоя яиц. Половина новорожденных выйдет через правую дверь, другая половина— через левую. Это повторяется с одного конца гнезда до другого, сколько есть слоев.

Яйцевая коробка, или оотэка, богомола обыкновенного

Рис. 165. Яйцевая коробка, или оотэка, богомола обыкновенного

 

Повторим вкратце эти подробности устройства, которые трудно понять, когда перед глазами нет самой коробочки. Вдоль оси гнезда расположены слоями яйца, а все вместе они составляют ядро, формой похожее на финиковую косточку. Кора, покрывающая это ядро, окружает его со всех сторон, за исключением верхней стороны, посредине, где, вместо коры, похожей на затвердевшую пену, находятся тоненькие, наложенные один на другой, листочки. Свободные концы этих листочков образуют снаружи выходной пояс. Они здесь разделяются на два ряда чешуек и оставляют для каждого слоя яиц пару узких выходов. Самым важным для меня в моем исследовании было присутствовать при постройке коробочки, видеть, как богомол устраивает столь сложное здание. Мне не без труда удалось это, так как кладка яиц совершается внезапно, большей частью ночью.

Предварительно сделаю одно замечание: все коробочки, полученные мной в садке (а они там очень многочисленны), прикрепляются на металлическую сетку колпака. Я позаботился о том, чтобы положить в садок, несколько шероховатых камней и несколько пучков тимьяна, так как то и другое очень употребительные подпорки для коробок богомолов на свободе. Но пленники предпочли сеть из железной проволоки, которая своими петлями, куда прилепляется мягкий вначале материал гнезда, придает ему большую прочность.

В естественных условиях оотэки ничем не защищены; они должны выносить зимние непогоды, противостоять дождям, ветрам и снегу, не отрываясь от подпоры. А потому самка всегда выбирает неровную поддержку, в которую можно вделать основание коробки, чтобы она была попрочнее. Когда обстоятельства позволяют, то посредственному предпочитается хорошее, хорошему—превосходное; такова должна быть причина, почему в садке всегда, без исключения, коробки богомолов прилепляются к проволочной сетке колпака.

Поперечный разрез яйцевой коробки богомола обыкновенного

 

Рис. 166. Поперечный разрез яйцевой коробки богомола обыкновенного

Единственный богомол, которого мне удалось видеть за работой, работал в опрокинутом положении, головой вниз, так как он приделывал свое гнездо к верхушке колпака. Он так погружен в свою работу, что мое присутствие и моя лупа не мешают ему нисколько. Я могу поднимать сетчатый свод, нагибать его, опрокидывать, вертеть туда и сюда, и насекомое ни на минуту не прерывает работы. Я могу пинцетом приподнимать длинные крылья его для того, чтобы лучше видеть, что происходит под ними. Богомол не обращает на это никакого внимания. До сих пор все хорошо: самка не двигается и бесстрастно переносит все мои нескромности наблюдателя. И все-таки дело не идет согласно моим желаниям: действие совершается так быстро, что наблюдение затруднительно.

Конец брюшка постоянно погружен в пену, и это мешает хорошо рассмотреть подробности. Пена серовато-белая, несколько липкая и почти похожа на мыльную пену. В момент появления она прилипает слегка к соломинке, которую я туда погружаю, а минуты две спустя она твердеет и не прилипает больше. В короткое время она приобретает такую плотность, как в старой оотэке. Пенистая масса состоит в большей своей части из пузырьков воздуха. Пузырьки эти придают коробочке больший объем, нежели объем брюшка богомола, и, очевидно, не выделяются насекомым, хотя пена появляется у самого отверстия органов размножения. Воздух проникает туда из атмосферы.

Итак, самка богомола строит коробочку для яиц в большой мере из воздуха, способного защищать яйца от непогод. Она выделяет липкую жидкость, подобную шелковистой жидкости шелковичного червя, и эту липкую жидкость, тотчас соединяющуюся с воздухом, она взбивает в пену, как мы взбиваем в пену яичные белки. Конец брюшка, разделенный длинной щелью, образует две поперечные большие ложки, которые быстрым движением то сближаются, то отдаляются одна от другой и вспенивают таким образом жидкость по мере того, как она выливается наружу. Кроме того, между этими открытыми ложками видно, как то появляются, то скрываются, наподобие поршня, внутренние органы, точно уловить деятельность которых невозможно, потому что эти органы погружены в непрозрачную пену.

Конец брюшка, все время трепещущий, открывает и закрывает быстро свои створки, качаясь справа налево и слева направо наподобие маятника. После каждого качания появляется внутри слой яиц, а снаружи— поперечная борозда. По мере того как брюшко подвигается по описанной дуге, оно погружается порывами в пену, через очень частые промежутки, как будто оно что-то туда вкладывает. Каждый раз, это несомненно, откладывается яичко; но все это происходит так быстро и в такой неудобной для наблюдения среде, что мне ни разу не удается видеть, как действует яйцеклад. Я могу судить о появлении яиц только по движениям конца брюшка, который резко погружается в глубину пены. В то же время непрерывными волнами выделяется липкая жидкость, взбиваемая створками в пену, а последняя растекается по обеим сторонам слоя яиц и под ними, где я вижу, как она выступает через петли сетки, отодвинутая сюда давлением конца брюшка. Так постепенно получается пористый покров, по мере того, как яичники пустеют. Я представляю себе, хотя непосредственно не мог наблюдать этого, что для срединного ядра, где яйца погружены в более однородную среду, чем кора, самка употребляет жидкость не взбитую и не превращенную в пену, а когда слой яиц уже отложен, тогда две створки приготовляют пену для покрова. Но еще раз повторяю, что все это чрезвычайно трудно рассмотреть под покровом пенящейся массы.

На свежей коробке выходной пояс покрыт слоем мелкопористого вещества, ярко-белого цвета, матового, почти мелового, составляющего противоположность остальной грязно-белой поверхности оотэки. Это похоже на взбитые с сахаром и крахмалом белки, употребляемые кондитерами для украшения пирожных. Эта смазка очень ломкая, легко отделяющаяся. Когда она исчезает, то выходной пояс вырисовывается ясно со своим двойным рядом пластинок на свободном конце. Непогода, дождь и ветер обрывают их по кусочкам, а на старой коробке не остается от них и следа.

На первый взгляд кажется, что это снежно-белое вещество иного состава, нежели остальные части постройки. Но анатомическое исследование доказывает нам, что состав этих веществ один и тот же. Орган, выделяющий вещество, состоит из цилиндрических, свернутых трубок, распределенных на две партии, по двадцати трубок в каждой. Все они наполнены липкой, бесцветной жидкостью, везде имеющей одинаковый вид. Нигде нет указания на присутствие белого вещества. Да и способ образования снежно-белой ленты устраняет всякую мысль о различных веществах. Действительно, мы видим, как две хвостовые нити самки сметают, как бы собирают верх вспененной жидкости и оставляют ее наверху коробки в виде белой ленты. А то, что остается после сметания или что сливается обратно с не застывшей еще ленты, расползается по сторонам в виде крошечных пузырьков, которые можно рассмотреть только в лупу.

До сих пор, при известном терпении, можно производить наблюдения, дающие удовлетворительные результаты. Но наблюдение становится невозможным, когда речь идет о сложном строении этого среднего пояса, где для выхода личинок оставлены отверстия, прикрытые двойным рядом черепицеобразных пластинок. То немногое, что мне удалось рассмотреть, сводится к следующему. Конец брюшка, сильно расщепленный сверху донизу, образует род застежки, верхний конец которой остается почти неподвижным, тогда как нижний колеблется, производя пену и погружая яйца. На долю верхнего конца приходится, конечно, труд образования срединного пояса. Я вижу его всегда на этом поясе, среди нежной белой пены, собранной хвостовыми нитями. Эти последние, одна направо, другая налево, разделяют полосу. Они ощупывают ее края и как бы проверяют работу. Я охотно сравню их с двумя тонкими пальцами, направляющими трудную постройку.

Но как получаются два ряда чешуек и выходные щели для личинок? Я этого не знаю и даже не знаю, что предположить. Передаю решение этой трудной задачи другим.

Какой удивительный механизм и быстрота при постройке самой коробочки, устройстве выходов, чешуек, снежно-белой полосы! И какая быстрота работы! Просто теряешься. И с какой легкостью работает самка богомола. Прицепившись к металлической сетке, она сидит неподвижно и даже не взглянет на то, что строит позади себя. Все делается как бы само собой. Это не произведение, требующее инстинктивного умения, а часто машинальная работа, управляемая органами тела.

С другой точки зрения коробочка богомола еще замечательнее. Здесь нашел себе приложение один из законов физики—закон сохранения тепла. Физику Румфорду мы обязаны следующим опытом, доказывающим слабую теплопроводность воздуха. Знаменитый физик погружал замороженный сыр в пену взбитых яиц. Все это он ставил в печь. Яичная пена скоро превращалась в горячую яичницу, в центре которой находился такой же холодный сыр, каким он был вначале. Эта странность объясняется тем, что воздух в пузырьках яичной пены, обладая малой теплопроводностью, не допустил печной жар проникнуть до замороженного сыра. Самка богомола делает то же, что Румфорд. Она вспенивает выделяемую ею жидкость и этой пеной окружает срединное ядро яичек. При этом цель ее противоположна: она защищает яйца от холода, а не от жара.

Другие виды богомолов в моем соседстве окружают свои яички затвердевшей пеной или нет, смотря по тому, должны ли яички зимовать или нет. Маленький бесцветный богомол (Ameles decolor Charp., рис. 167), столь отличающийся от вышеописанного отсутствием крыльев у самки, строит оотэку величиной с вишневую косточку и отлично прикрывает ее пенистой корой. Почему он это делает? Потому, что его яйца, будучи прикреплены к ветке или к камню, также должны зимовать и, следовательно, подвергаться холоду и непогодам (рис. 168).

 

Бесцветный богомол (Ameles decolor Charp.). (По Якобсону)

Рис. 167. Бесцветный богомол (Ameles decolor Charp.). (По Якобсону)

С другой стороны, эмпуза (Empusa pauperata Latr.), несмотря на свою величину, равную первому богомолу, строит такую же маленькую коробочку, как бесцветный богомол. Это очень скромная постройка, состоящая из немногочисленных ячеек, расположенных одна возле другой в три или четыре ряда, приклеенных один к другому (рис. 170, стр. 372). Здесь полное отсутствие пенистой корки, хотя гнездо, ничем не прикрытое, бывает прикреплено к веточке или к камню. Это происходит оттого, что яйца эмпузы вылупляются вскоре после откладки их, в течение лета, и не нуждаются в защите от холода.

Богомол начинает свою коробку с тупого конца, а оканчивает— заостренным. Последний иногда вытягивается в виде мыса, на что идет последняя капля липкой жидкости. Для того чтобы окончить всю постройку, нужно два часа непрерывной работы.

Как только кладка яиц окончена, мать равнодушно удаляется. Вот подошли кобылки, одна даже взобралась на коробку с яйцами. Мать не обращает никакого внимания на этих наглецов, правда, мирных. Но если бы они были опасны для гнезда, если бы они собирались разрушить его, прогнала бы она их? Ее бесстрастие говорит мне, что нет. Что ей за дело теперь до яиц? Она их больше не знает.

Я уже рассказывал о том, что в течение двух недель я видел, как одна самка вступала в брак семь раз. И эта вдова, так легко утешавшаяся, поедала каждого своего сожителя. Такие нравы заставляют предполагать, что одна самка кладет большое число яиц. Действительно, есть такие самки, которые кладут очень много яиц, хотя это не общее правило. Среди моих самок одни устроили по одной большой коробочке, другие—по две, также больших. Самая плодовитая устроила три коробочки: две первые обыкновенной величины, а третью—вдвое меньшего размера.

Эта последняя сейчас покажет нам, сколько яиц может поместиться в яичниках богомолки. По поперечным бороздкам гнезда очень легко сосчитать число слоев с яичками, очень различных по длине, смотря по тому, находится ли слой в экваторе эллипсоида или ближе к концам его. В общем, гнездо средней величины содержит около четырехсот яичек. Значит, последняя самка, построившая три гнезда, отложила тысячу яиц, построившая два гнезда—восемьсот яиц, и, наконец, наименее плодовитая—от трехсот до четырехсот яиц. Во всех случаях—великолепная семейка, слишком неудобная- для пропитания ее, если бы она скоро не уменьшилась и не истреблялась врагами.

Яйцевая коробочка бесцветного богомола:

 

Рис. 168. Яйцевая коробочка бесцветного богомола:

А - целая сбоку; В - в поперечном разрезе. Увеличенная

Самка маленького бесцветного богомола гораздо менее плодовита. У меня под колпаками она кладет яйца только один раз, и коробочка ее содержит не более шестидесяти яиц. Хотя коробочка ее строится так же, как у обыкновенного богомола, и прикрепляется на открытом месте, но она значительно отличается как меньшим размером (до 10 миллиметров в длину и до 5 в ширину), так и некоторыми подробностями в устройстве. Оба ее бока отлого закруглены, а средняя линия выступает в виде слегка зубчатого гребня. Двенадцать или около двенадцати поперечных борозд соответствуют числу слоев яиц. Здесь нет выходного пояса с черепицеобразными короткими листочками и нет снежно-белой полосы с чередующимися выходами. Вся поверхность, включая туда и основание, которым гнездо прикреплено, покрыта однообразной, буровато-рыжей, блестящей корой с маленькими пузырьками. Начальный конец гнезда сделан в виде стрелки свода, противоположный конец резко усечен и имеет продолжение вверх в виде короткой шпоры. Яйца, расположенные слоями, погружены в пористое, рогового вида вещество, очень упругое при давлении. Все вместе образуют ядро, покрытое пористой корой. Как и обыкновенный богомол, богомол бесцветный строит свое гнездо ночью, что очень досадно для наблюдателя.

Еще интересные статьи по теме:
Лилейные листоеды
Лилейные листоеды В настоящее время я изучаю три вида лилейных листоедов, очень часто встреча
Походный шелкопряд Вылупление и постройка гнезда
Походный шелкопряд Вылупление и постройка гнезда Этот шелкопряд имеет уже свою историю, н
Гимноплевры
Гимноплевры История гимноплевров повторяет в более скромных размерах историю скарабеев, но пр
Жгучий яд насекомых
Жгучий яд насекомых Гусеница походного соснового шелкопряда имеет три наряда: юного возраста&
Саранчовые Звуковой снаряд
Саранчовые Звуковой снаряд Первый вопрос, с которым я обращаюсь к моим пленникам, разным
Инстинкт отца Сизиф
Инстинкт отца Сизиф Только у высших животных отцы несут родительские обязанности. Птица заним