phaneropsolus-philanderi-caballero-et-grocott-1952 Хозяин: опоссум — Philander laniger pallidus. Локализация: тонкая кишка. Место обнаружения: Центральная Америка...
phaneropsolus-oviformis-poirier-1886 Синонимы: Distomum oviforme Poirier, 1886; Phaneropsolus bonnei Lie-Kian-Joe, 1951; Ph. simiae Yamaguti, 1954; Primatotrema macacae Premvati,...
phaneropsolus-orbicularis-diesing-1850 Синоним: Distoma orbiculare Diesing, 1850. Хозяева: обезьяны — Saimiri sciurens, S. verstedi, Nyctipithecus...
phaneropsolus-longipenis-looss-1899 Хозяин: обезьяна, вид неизвестен. Локализация: средняя кишка. Место обнаружения: ОАР. Описание вида (по Looss, 1899). Тело...
phaneropsolus-lakdivensis-fernando-1933 Хозяин: лори — Loris tardigradus. Локализация: тонкая кишка. Место обнаружения: Цейлон. Описание вида (по Fernando,...
phaneropsolus-alternans-capron-deblock-et-brygoo-1961 Хозяева: хамелеоны — Chamaeleon lateralis, Ch. guentheri, Ch. oustaleti, Ch. pardalis, Ch. parsonii, Ch. verrucosus. Локализация:...
phaneropsolus-micrococcus-rudolphi-1819 Синонимы: Distomum micrococcum Rudolphi, 1819; Phaneropsolus sigmoideus Looss, 1899. Хозяева: птицы — Glareola austriaca,...
tablitsa-dlja-opredelenija-vidov-roda-phaneropsolus Паразиты кишечника рептилий, птиц и млекопитающих. Распространение: тропическая или субтропическая зоны земного шара — Южная...
opisanie-roda-phaneropsolus Имеющиеся между этими видами незначительные различия укладываются в рамки внутривидовой изменчивости. Напротив, Ph. lakdivensis и Ph. oviformis...
rod-phaneropsolus-looss-1899 Синоним: Primatotrema Premvati, 1958 Историческая справка Род Phaneropsolus был создан в 1899 г. Лооссом (Looss) для описанных им...
pitbul-zaprygnul-vverh-pochti-na-45-metra-po-vertikalnoj-stene Посмотрите видео как питбуль допрыгнул до предмета на высоте 14 футов (4, 27 метра)! Если бы проводилась собачья Олимпиада, то этот питбуль...
morskaja-svinka-pigi-zhelaet-vsem-schastlivogo-dnja-svjatogo-patrika С днем Святого Патрика ВСЕХ! И ирландцев и не только ирландцев!
ryba-igla Родиной уникальной пресноводной рыбы-иглы является Индия, Цейлон, Бирма, Тайланд, Малайский полуостров. Достигают 38 см в длину. Принадлежит к...
botsija-kloun Считается, что рыбка боция-клоун (Botia macracantha) появилась в середине XIX века. О данном виде впервые упомянул Питер Бликер (голландский...
gjurza Гюрза (Vipera lebetina) – крупная змея, которая имеет притупленную морду и резко выступающие височные углы головы. Сверху голова змеи...

Перемещение полов

Перемещение полов

Пол яйца пчелы зависит от произвола матери. Это непоколебимо установлено многочисленными и разнообразными фактами, только что мной изложенными. Люди, незнакомые с анатомией насекомого (а для них я, главным образом, и пишу), объяснят себе это, по всей вероятности, следующим образом: мать располагает известным количеством яиц, из которых одни должны дать впоследствии самок, другие — самцов. Она может по желанию выпускать их то из одной, то из другой группы, и выбор ее определяется вместимостью жилья, которое надо заселить. Тогда все ограничивалось бы разумным выбором.

Если читателю придет в голову подобная мысль, то пусть он поспешит ее отбросить. Ничто не может быть ошибочнее ее, как это сейчас докажут несколько слов об анатомии насекомого. У самок перепончатокрылых яичник (рис. 205) состоит из нескольких яйцевых трубочек, похожих на пальцы перчатки и сгруппированных поровну в два пучка, которые соединяются внизу в один общий канал, яйцевод, выводящий яйца наружу. Каждая из яйцевых трубочек, довольно широкая у основания, быстро сужается к верхнему концу, который не имеет отверстия. Она содержит ряд яичек, расположенных в виде четок, числом 3—6 и более; нижние яички более или менее развились, средние в промежуточном состоянии, а верхние едва очерчены. Здесь находятся в последовательном порядке все степени развития яйца, начиная с полной почти зрелости — внизу трубки и кончая неопределенными очертаниями зачинающегося яичка — в тонком конце. Оболочка трубки так плотно охватывает яички, что перемещение их, одного на место другого, совершенно невозможно. Да если бы такое перемещение и могло совершиться, то оно привело бы только к нелепости: более зрелое яйцо было бы заменено менее зрелым.

Итак, выход яичек из каждой яйцевой трубки совершается в том же порядке, в каком яички расположены в общем чехле, и всякий другой порядок совершенно невозможен. Даже более: во время устройства гнезда каждая из шести яйцевых трубок, поочередно, имеет у основания яйцо, которое в короткое время принимает огромные размеры. За несколько часов, даже за день, до кладки это одно яйцо равняется или даже превосходит по объему все остальные яйца вместе. Вот яйцо, которое неминуемо должно быть отложено. Оно спустится в яйцевод в свое время, в свой час; и мать совершенно не имеет возможности заменить его другим. Оно одно созрело и вошло в яйцевод, и никакое другое, по своему более отдаленному положению и меньшей зрелости, не может его заменить.

Что выйдет из этого яйца? Самец или самка? Помещение для него еще не приготовлено и пища не заготовлена, а вместе с тем надо, чтобы и то и другое находились в соответствии с полом. Еще более затруднительно такое условие: нужно, чтобы пол яйца соответствовал случайному помещению, которое мать нашла для устройства ячейки. Значит, надо допустить, как бы странно это ни казалось, что яйцо при выходе из яйцевой трубочки еще не имеет определенного пола. Может быть, в течение нескольких часов его быстрого развития у основания яйцевой трубочки, а может быть, во время перехода через яйцевод оно получает, по воле матери, тот окончательный отпечаток, который определяет его пол.

 

Яичник антидий манжетной

Рис. 205. Яичник антидий манжетной:

а - яйцевые трубочки; Ь - придаточная железа; с - ядовитая железа; (d-конец брюшка с жалом

 

Если это справедливо, то можно себе представить такие условия, при которых мать совсем не отложит яиц для самок или для самцов, заменив, если это понадобится, один пол другим. Для решения этого вопроса и других, с ним связанных, я вновь приступил к домашнему воспитанию трехрогой осмии. Прибор, который я употребил при этом, состоит из двух маленьких запертых ящичков; передняя сторона каждого из них просверлена 40 отверстиями, через которые я могу вставлять в ящички стеклянные трубки, помещая их в горизонтальном положении. Таким образом я устроил для насекомых темноту и тайну, необходимую для их работ, а для себя возможность вынимать, когда пожелаю, то одну, то другую трубку с работающей в ней осмией, чтобы при свете, а если нужно, то и в лупу, рассмотреть приемы ее работы. Мои частые и продолжительные осмотры не отвлекают мирную пчелу от работ, в которые она совершенно погружена.

Пчелы мои помечены для того, чтобы можно было с начала до конца проследить за работой одной и той же матери. Трубки и отверстия перенумерованы; список их, постоянно открытый, лежит на пюпитре, чтобы изо дня в день, иногда ежечасно, отмечать в нем то, что происходит в каждой трубке, а в особенности действия меченых осмий. Когда трубка наполнена, я заменяю ее другой. Кроме того, возле каждого улья рассыпано несколько горстей пустых раковин, главным образом дерновой улитки; каждая населенная раковина отмечается также числом месяца, когда в ней отложены яйца, и еще таким же значком, каким помечена занявшая ее осмия. Так, в ежеминутных наблюдениях, протекло пять - шесть недель. Для успеха исследований первое условие — это терпение. Я был терпелив, и успех превзошел мои ожидания.

Трубки, которые я употреблял, были двух сортов. Одни цилиндрические и на всем протяжении равного диаметра — эти должны служить мне для проверки наблюдений, сделанных в первый год домашнего воспитания осмий. Другие, большинство, состоят каждая из двух цилиндров очень неравного диаметра, соединенных один с другим концами. Передний цилиндр, немного выступающий из улья, имеет диаметр, колеблющийся между 8 и 12 миллиметрами. Второй, задний, который совсем погружен в ящик и наглухо закрыт на заднем конце, имеет диаметр от 5 до 6 миллиметров. Каждая из частей этого двойного канала, узкая и широкая, имеет в длину 1 дециметр, не больше. Такой небольшой размер я выбрал для того, чтобы заставить осмию занять несколько трубочек, из которых каждая недостаточна для всей кладки. Таким путем я получу большее разнообразие в распределении полов. Наконец, у наружного отверстия каждой трубки приклеена полосочка бумаги, на которой пчела отдыхает и благодаря которой легче проникает в гнездо.

Осмии заняли постепенно 52 трубки с двойной галереей, 37 равномерно-цилиндрических трубок, 68 раковин и несколько старых гнезд халикодомы кустарниковой. Всякий ряд ячеек, даже составляющий часть кладки, но помещенный не в двойных трубочках, начинается с самок и оканчивается самцами. Я не встречал исключения из этого общего правила, по крайней мере в каналах нормального диаметра. В каждом новом помещении мать прежде всего занимается более важным полом.

Возможно ли при помощи искусственных условий получить обратный порядок кладки яиц, т.е. заставить осмию начинать кладку с самца? Я думаю, что да. Для проверки этого-то предположения я и устраиваю двойные трубочки с изменяющимся диаметром. Задние трубочки с диаметром в 5—6 мм слишком узки для помещения нормально развитых самок. Значит, если осмия, очень экономная относительно помещения, захочет занять их, то будет вынуждена начать с самцов. А кладка должна начаться с узкого конца, потому что это самая задняя часть канала; впереди же канал широк и в нем мать будет продолжать кладку привычным ей порядком. Справимся теперь о результатах.

Из 52 двойных трубок почти в третьей части узкий канал совсем не был заселен. Осмия заделала отверстие, ведущее из него в широкий, наружный, канал, и заселила только этот последний. Это было неизбежно. Осмии - самки, превосходя всегда ростом самцов, и сами значительно разнятся и между собой по росту. Я приспособил диаметр узких трубок к среднему росту осмий-самок. Значит, самки более крупные не могли проникнуть в узкие трубки и оставили их незаселенными. Если бы я захотел избежать этого неудобства и выбрал бы более широкие трубки, то впал бы в другое неудобство: матери среднего роста, найдя, что там довольно просторно, поместили бы туда самок.

Затем, у меня остается 40 трубок, в которых населены обе части двойного канала. Их надо разделить на две группы. Те из задних трубок, которые имеют в ширину 5—5,5 миллиметров, а таких 25 трубок, содержат только самцов, но не длинные ряды: от 1 до 5. Мать так бывает стеснена во время работы в столь узкой трубке, что редко заселяет ее всю. Другие задние каналы, диаметр которых достигает 6 миллиметров, содержат или одних самок, или самок в глубине, а самцов у отверстия. Наконец, каково бы ни было содержимое узкой трубки, в широкой, которая следует за ней, оно состоит из самок в глубине и самцов спереди. Итак, 25 трубочек -содержат только самцов (от 1 до 5) в узкой части; далее следует широкая их часть, в которой всегда кладка начинается самками и кончается самцами.

Две самые ранние осмии принялись за работу 23 апреля. Та и другая прежде всего отложили в узкие трубки по яйцу, из которых впоследствии вывелись самцы. Такой порядок, противоположный нормальному, продолжался и у других осмий до тех пор, пока они достигали широкой части, где кладка шла уже нормальным порядком.

Итак, первый, и немаловажный, шаг сделан: осмия может, если ее вынуждают к тому обстоятельства, изменить порядок размещения полов.

Теперь спрашивается: можно ли получить, в достаточно длинной трубке, полную кладку, совершенную в обратном порядке, т. е. полный ряд самцов — в узкой части и полный ряд самок — в широкой. Не думаю, и вот почему.

Узкие и длинные каналы совсем не по вкусу осмии, за свою именно длину. Заметим, что для отложения в них одной порции провизии пчела должна два раза двигаться пятясь. Сначала она входит головой вперед, чтобы отрыгнуть мед из зобика. Не будучи в состоянии повернуться в канале, всю ширину которого сама занимает, она выходит из него пятясь ползком; а такое движение очень трудно на полированной поверхности стекла и опасно для крыльев, которые могут измяться и испортиться от трения о стенки. Выйдя наружу, осмия опять входит в трубку, также пятясь, на этот раз для того, чтобы счистить с брюшка цветень. Если галерея длинна, то эти движения становятся очень утомительными; а потому осмия скоро отказывается от слишком тесного канала, стесняющего ее движения, и торопится перебраться в широкую часть трубки, поместив в узкую только немногих самцов.

Еще другая причина заставляет осмию не злоупотреблять узкими трубками, именно та, что самцы в них заняли бы более удаленное от выхода положение, чем самки, помещаемые в передних, широких, трубках. Самцы вылупляются раньше и, если будут занимать глубину жилья, то или погибнут в заточении, или перепортят все на своем пути. Осмия старается избежать этой опасности своим размещением полов.

Итак, в узких трубках пчела стеснена двумя условиями: теснотой и свободой будущего вылета: в узкие трубки нельзя поместить самок по недостатку места, а, с другой стороны, самцы подвергаются здесь опасности погибнуть перед освобождением. Этим, может быть, объясняются колебания матери и упорство, с которым она помещала самок в иных из моих узких трубок, которые могли подходить только для самцов.

Затем у меня является одно подозрение, возбужденное внимательным осмотром узких частей двойных трубок. Отверстия всех этих частей, каково бы ни было их население, тщательно заткнуты, как будто бы это были отдельные каналы. Очень может быть, что осмия смотрит на узкую трубку не как на продолжение широкой, но как на независимый канал. Легкость, с которой она может поворачиваться в разные стороны, как только выйдет из узкой трубки в широкую, может вводить ее в заблуждение, заставляя думать, что она вышла совсем на открытый воздух. Так можно объяснить то, что она помещает (в широких трубках) самок после самцов (помещенных в узких трубках), что противно ее привычкам. Это только предположение, выдавать которое за истину я не решусь. Но я могу утверждать, что замечаю у осмии стремление, насколько возможно меньше отклоняться от того порядка, который благоприятствует выходу на волю обоих полов. Это стремление подтверждается нежеланием населять узкие трубки длинными рядами самцов.

Заставить осмию устроить гнездо в трубке достаточно длинной для того, чтобы вместить всю кладку, и в то же время узкой мне кажется предприятием, не имеющим никаких шансов на успех: осмия непременно откажется от такого жилья или поместит в него только небольшую часть своих яичек. Но узкие и недлинные помещения она занимает охотно, в том числе ячейки старых гнезд халикодомы кустарниковой и пустые раковины дерновой улитки. А потому я решился попытаться с помощью этих помещений получить полную, или почти полную, перестановку полов или даже замену одного пола другим. Прежде посмотрим на старые гнезда халикодомы кустарниковой. Я беру такое гнездо и с помощью терпуга снимаю часть земли с гнезда, так что глубина ячеек уменьшается и доходит только до 10 миллиметров. Тогда в каждой ячейке остается место как раз достаточное для одного мужского кокона и пробки. Из 14 ячеек гнезда две, в 15 мм глубина каждая, я оставляю нетронутыми. Ничего не может быть поразительнее результатов этого опыта: 12 менее глубоких ячеек получили яички для самцов, 2 более глубокие — яички для самок. На следующий год я повторил опыт с гнездом в 15 ячеек, и на этот раз я уменьшил глубину их всех: во всех 15 ячейках были помещены самцы. В обоих случаях мать была помечена и находилась под моим наблюдением во все время кладки яиц, а потому я знал наверное, что все яички были отложены одной матерью.

Кроме того, я набрал для гнезд моих осмий пустых раковин дерновой улитки (рис. 202), в которых спиральный канал расширяется постепенно, и часть его, удобная для заселения, имеет до самого отверстия диаметр только немного превосходящий тот, который необходим для помещения кокона самца. Сверх того, самая широкая часть, куда могла бы быть помещена самка, должна быть заткнута осмией широкой пробкой, под которой часто еще остается пустой промежуток. На основании всех этих условий, жилище это может годиться только для ряда самцов. Я положил перед каждым ульем по кучке таких раковин различной величины: наименьшие имели 18 мм в диаметре, а наибольшие 24 мм. Гости мои заняли эти раковины без всякого колебания, может быть, даже с большей охотой, чем стеклянные трубки, скользкая поверхность которых может затруднять пчелу. Некоторые раковины были заняты с первых же дней кладки. Осмия, которая начала кладку в этом жилище, перешла потом к другой, ближайшей раковине, затем к третьей, четвертой и т.д., до тех пор, пока отложила все свои яички. Таким образом, вся семья одной матери разместилась в раковинах, которые были перенумерованы мной и помечены. Таких постоянных любительниц раковин было небольшое число. Большинство переходило от трубок к раковинам и от раковин к трубкам.

Когда куколки осмии в раковинах достаточно созрели, я приступил к осмотру этих изящных помещений. Содержимое их переполнило меня радостью: оно, как нельзя больше, соответствовало тому, что я предвидел. Мужских коконов было огромное большинство. Лишь изредка, в самых больших раковинах, попадались самки. Узость канала почти устранила сильный пол. Я осмотрел 78 раковин. Вот несколько самых убедительных примеров.

От 6 до 25 мая одна осмия заняла последовательно 7 раковин, в которые отложила все свои яички. Семейство ее состоит из 14 коконов — число очень близкое к среднему. 12 коконов принадлежит самцам и только 2 — самкам; последние заняли в хронологическом порядке 7-е и 13-е места. Другая осмия, от 9 до 27 мая, заняла 6 раковин, всех коконов ее 13: 10 самцов и 3 самки; самки занимают по времени 3-е, 4-е и 5-е места. Третья, от 2 до 29 мая, заселила 11 раковин — огромный труд. Она оказалась и самой плодовитой: ее семья равняется 26 коконам. И что же, в ней 25 самцов и одна, только одна, самка, на 17-м месте. После этого превосходного примера бесполезно приводить другие, тем более что они все в том же роде. В этих 'списках бросаются в глаза два факта: осмия может изменить порядок несения яиц и начинать кладку более или менее длинным рядом самцов; второе, что я особенно хотел доказать: женский пол может быть заменен мужским до того, что может почти совсем исчезнуть, как это доказывает особенно 3-й пример, где из 26 коконов — 25 мужских и только 1 женский.

Полученный результат имеет слишком важное значение для одного из самых темных вопросов биологии, чтобы я не постарался подкрепить его еще более убедительными опытами. В будущем я предположил дать моим осмиям только одни раковины, не допуская их селиться ни в каком ином помещении. При таком условии я должен получить только, или почти только, одних самцов. Осталось бы получить противоположное: только самок и очень мало самцов или полное отсутствие последних. Единственное средство, которым я располагаю для этого, есть размеры помещения. В тесных помещениях можно получить много самцов, а самки почти исчезают; но в просторных помещениях обратного не получится. Я получил бы ряд самок, а затем не менее многочисленный ряд самцов, для которых мать устроила бы тесные ячейки с помощью продольных перегородок. Значит, влияние размеров помещения здесь неприменимо. Что же еще применить? Я не придумал еще ничего, что заслуживало бы опыта. Пора сделать вывод.

Пчелы разбивают свою кладку на два ряда: сначала ряд самок, потом ряд самцов, когда оба пола различного роста и требуют различного количества пищи. Если же размеры обоих полов одинаковы, то подобное разделение может быть, но не постоянно.

Такое разделение кладки на два ряда исчезает, если выбранное помещение недостаточно для всей кладки. Тогда совершаются частичные кладки, начинающиеся с самок и оканчивающиеся самцами.

Яичко, при выходе из яйцевой трубочки, не имеет определенного пола. В момент кладки, или немного ранее, оно получает окончательный отпечаток, от которого зависит его пол.

Чтобы доставить своей личинке нужное пространство и количество пищи, сообразно ее полу, мать располагает полом яйца, которое она собирается отложить. Распределение полов зависит от нее.

Если обстоятельства потребуют, то порядок в размещении полов может сделаться обратным, т. е. начинаться самцами. Наконец, вся кладка одной самки может состоять из яичек одного пола.

Той же способностью обладают и перепончатокрылые охотники, по крайней мере те, у которых рост различных полов различен.

Итак, общее положение: если полы различного роста, то всякое насекомое, заготовляющее для своего потомства помещение и пищу, должно располагать полом яйца для того, чтобы безошибочно удовлетворить потребности своего потомства.

Остается сказать, как именно происходит это изменение матерью пола яйца. Я решительно ничего не знаю об этом. В конце моих исследований я познакомился с теорией, касающейся домашней пчелы и созданной пчеловодом Дзирдзоном. Согласно этой теории, яйцо при выходе из яйцевой трубочки уже имеет определенный пол, всегда мужской; следовательно, оно по происхождению мужское, а после оплодотворения становится женским. Самцы, следовательно, происходят из неоплодотворенных яиц, а самки — из оплодотворенных. Домашняя пчела-матка кладет мужские (трутневые) или женские яйца, смотря по тому, оплодотворяет ли она их или нет при прохождении их через трубку яйцевода. Для этого произвольного оплодотворения в организме самки должен существовать резервуар с запасом семенной, т.е. оплодотворяющей, жидкости, частичка которой должна изливаться на яйцо во время прохождения его по яйцеводу, если из яйца должна развиться самка. У домашней пчелы такой резервуар, называемый семяприемником, существует (рис. 206 и 207); не существует ли он так же у других перепончатокрылых, как у собирателей меда, так и у охотников?

Сначала я сомневался в присутствии семяприемника у всех перепончатокрылых, так как я не замечал его во время моих прежних занятий анатомией сфекса и некоторых других маленьких охотников. Но этот орган так деликатен и мал, что легко мог ускользнуть от моего внимания. Дело идет о пузыречке, едва достигающем полумиллиметра в диаметре, о шарике, который скрывается в массе спутанных трахей и жировых покровов, имеющих одинаковую с ним матово-белую окраску. Уже одно неловкое прикосновение щипчиков при анатомировании может его легко раздавить.

 

Яичники домашней пчелы-матки

Рис. 206. Яичники домашней пчелы-матки:

a-яичники; f - яйцевые трубочки; i-яйцо; bk- яйцевод; d-семяприемник; е-семенной проток; n-добавочные железы, g-ядовитая железа. Сильно увелич.

 

Семяприемник выделенный—а; b-семенной проток

Рис. 207. Семяприемник выделенный—а; b-семенной проток. Сильно увелич.

 

Ввиду всего этого я снова принимаюсь за анатомические занятия с лупой и на этот раз, не без труда для моих усталых глаз, нахожу названный орган у бембексов, галиктов, ксилокоп, шмелей, андрен и мегашил. У осмий, халикодом и антофор мне не удалось его найти. Я думаю, что это случилось вследствие моей неловкости, и допускаю существование семяприемника у всех перепончатокрылых, ловящих добычу и собирающих мед.

Раз этот орган существует, теория Дзирдзона становится приложимой ко всем пчелам и ко всем охотникам. Во время спаривания их некоторое количество семенной жидкости входит в семяприемник самки и в нем хранится. С этого момента в самке находятся одновременно оба элемента размножения: женский — яичко в яйцевой трубочке и мужской — семенчатка, или сперматозоид, в семяприемнике. При прохождении яичка по яйцеводу, мимо семяприемника, последний отдает, по воле матери, зрелому яичку капельку своего содержимого и вот — оплодотворенное женское яичко; или не дает, тогда яичко остается неоплодотворенным — мужским, каким оно было сначала. Я признаю, что теория действительно чрезвычайно проста, ясна и красива. Но верна ли она? Это другой вопрос.

Прежде всего, можно ли с общезоологической точки зрения утверждать, что яйцо первоначально заключает в себе мужской пол и только после оплодотворения делается женским?

Но вместо общих возражений я лучше укажу на некоторые факты. Действия осмии трехрогой представляли столько интереса к концу ее работ, в начале июня, что в это время она сделалась предметом особенно внимательных наблюдений с моей стороны. Рой тогда был уже очень невелик; оставалось штук 30 запоздавших пчел, которые все так же усердно работали, хотя их труд был напрасен. Я вижу, как одни, с необыкновенным усердием, заделывают трубки или раковины, в которые они ничего, совершенно ничего не отложили; другие запирают их, выстроив внутри лишь несколько перегородок или только основания перегородок. Есть такие, которые приносят на дно новой трубочки щепотку цветневой пыли, которой никто не воспользуется, и запирают потом жилище земляной пробкой, такой же толстой и сделанной так же тщательно, как если бы от этого зависело благоденствие семьи. Рожденная для работы, осмия должна и умереть за работой. Когда яичники ее истощены, она тратит остаток сил на бесполезные работы, перегородки, пробки и собирание цветневой пыли, которая останется без употребления. Маленькая животная машина не может оставаться в бездействии даже тогда, когда делать больше нечего.

Прежде чем перейти к этим бесполезным работам, мои запоздавшие пчелы отложили свои последние яички в ячейки, положение которых и время отложения я точно знаю. Эти яички, насколько можно судить при рассматривании в лупу, ничем не отличаются от других, отложенных раньше. Запас провизии для них также не имеет ничего особенного и по количеству достаточен для самцов, обыкновенно оканчивающих кладку. А между тем личинки из этих яичек не вылупляются; они покрываются морщинами, вянут и высыхают на куче провизии. У некоторых осмий таких яичек на всю кладку 3 или 4; у других — 1 или 2. Другая часть роя дает плодородные яйца до конца кладки.

Эти бесплодные яйца, пораженные смертью при самом появлении своем, слишком часты для того, чтобы оставить их без внимания. Почему они не развиваются, как другие, на которые они совершенно похожи по наружности? Мать о них так же заботилась и заготовила им те же припасы. Из этих яиц не выходит ничего, потому что они бесплодны, потому что они не оплодотворены. Всякий другой ответ невозможен. Пусть не говорят, что они снесены слишком поздно. Другие яйца, снесенные в то же число и также представляющие конец кладки, совершенно плодородны.

А почему они не были оплодотворены? Потому что семяприемник самки, такой крошечный, что едва заметен в лупу, истощил свое содержимое. Матери, у которых до конца кладки оставался запас оплодотворяющего элемента, клали до конца плодородные яйца, а другие, у которых к концу кладки семенной резервуар истощился, несут яички, пораженные смертью. Все это кажется мне ясным как день. Но как примирить такие факты с теорией первоначально мужского пола яйца и с превращением его в женский после оплодотворения?

Какое же я предложу объяснение только что изложенным чудесным фактам? Никакого, решительно никакого. Я не объясняю, но рассказываю. По мере того, как я наблюдаю и ввожу в наблюдение опыт, я становлюсь с каждым днем все недоверчивее к тем объяснениям, которые могут быть мне предложены, и еще более сомневаюсь в тех, которые мог бы сам предложить. Среди тумана всяких возможностей я вижу все яснее, как передо мной вырисовывается огромный вопросительный знак.

Еще интересные статьи по теме:
Церцерис златкоубийца
Церцерис златкоубийца В июле 1839 года, Леон Дюфур*, один из моих друзей, живущий в деревне,
Возвращение в гнездо
Возвращение в гнездо В заключение этой главы о церцерисах расскажу еще об одной загадочной их
Эвмены
Эвмены Костюм осы наполовину черный, наполовину желтый, талия тонкая, фигура гибкая, крылья,
Пол яйца
Пол яйца Стенная халикодома часто занимает свои старые, прошлогодние гнезда, в которые, после
Количество пищи
Количество пищи В нравах перепончатокрылых охотников поражает один очень замечательный факт,
Трудность наблюдений
Трудность наблюдений Мир двигается, но иногда вспять. Во времена моего детства нас учили, что