phaneropsolus-philanderi-caballero-et-grocott-1952 Хозяин: опоссум — Philander laniger pallidus. Локализация: тонкая кишка. Место обнаружения: Центральная Америка (Панама). ...
phaneropsolus-oviformis-poirier-1886 Синонимы: Distomum oviforme Poirier, 1886; Phaneropsolus bonnei Lie-Kian-Joe, 1951; Ph. simiae Yamaguti, 1954; Primatotrema macacae Premvati, 1958;...
phaneropsolus-orbicularis-diesing-1850 Синоним: Distoma orbiculare Diesing, 1850. Хозяева: обезьяны — Saimiri sciurens, S. verstedi, Nyctipithecus trivirgatus. Лок...
phaneropsolus-longipenis-looss-1899 Хозяин: обезьяна, вид неизвестен. Локализация: средняя кишка. Место обнаружения: ОАР. Описание вида (по Looss, 1899). Тело разме...
phaneropsolus-lakdivensis-fernando-1933 Хозяин: лори — Loris tardigradus. Локализация: тонкая кишка. Место обнаружения: Цейлон. Описание вида (по Fernando, 1933)....
phaneropsolus-alternans-capron-deblock-et-brygoo-1961 Хозяева: хамелеоны — Chamaeleon lateralis, Ch. guentheri, Ch. oustaleti, Ch. pardalis, Ch. parsonii, Ch. verrucosus. Локализация: пе...
phaneropsolus-micrococcus-rudolphi-1819 Синонимы: Distomum micrococcum Rudolphi, 1819; Phaneropsolus sigmoideus Looss, 1899. Хозяева: птицы — Glareola austriaca, Caprimulgu...
tablitsa-dlja-opredelenija-vidov-roda-phaneropsolus Паразиты кишечника рептилий, птиц и млекопитающих. Распространение: тропическая или субтропическая зоны земного шара — Южная Европа,...
opisanie-roda-phaneropsolus Имеющиеся между этими видами незначительные различия укладываются в рамки внутривидовой изменчивости. Напротив, Ph. lakdivensis и Ph. oviformis обл...
rod-phaneropsolus-looss-1899 Синоним: Primatotrema Premvati, 1958 Историческая справка Род Phaneropsolus был создан в 1899 г. Лооссом (Looss) для описанных им вид...
pitbul-zaprygnul-vverh-pochti-na-45-metra-po-vertikalnoj-stene Посмотрите видео как питбуль допрыгнул до предмета на высоте 14 футов (4, 27 метра)! Если бы проводилась собачья Олимпиада, то этот питбуль точ...
morskaja-svinka-pigi-zhelaet-vsem-schastlivogo-dnja-svjatogo-patrika С днем Святого Патрика ВСЕХ! И ирландцев и не только ирландцев!
ryba-igla Родиной уникальной пресноводной рыбы-иглы является Индия, Цейлон, Бирма, Тайланд, Малайский полуостров. Достигают 38 см в длину. Принадлежит к семе...
botsija-kloun Считается, что рыбка боция-клоун (Botia macracantha) появилась в середине XIX века. О данном виде впервые упомянул Питер Бликер (голландский медик,...
gjurza Гюрза (Vipera lebetina) – крупная змея, которая имеет притупленную морду и резко выступающие височные углы головы. Сверху голова змеи покрыта...

Трудность наблюдений

Трудность наблюдений

Мир двигается, но иногда вспять. Во времена моего детства нас учили, что человек есть разумное животное; в настоящее время в ученых сочинениях доказывают, что человеческий разум есть не что иное, как более высокая ступень той лестницы, основание которой спускается в самые глубины животной жизни. Существуют все промежуточные ступени, начиная от самых низших до самых высших, но нигде нет резкого перерыва в этой постепенности. Эта лестница, начинаясь с нуля в слизи клеточки, доходит до могучего мозга Ньютона. Благородная особенность, которой мы так гордились, есть только зоологический признак. Все животные имеют в большей или меньшей степени ту же способность, начиная с одаренного жизнью атома и кончая антропоидом, отвратительной карикатурой человека. Мне всегда казалось, что эта всеуравнивающая теория заставляет факты доказывать то, чего они не доказывают; мне казалось, что для достижения этой равнинности принижали вершину — человека и поднимали долину — животное. Я бы желал иметь какие-нибудь доказательства справедливости такой нивелировки, но, не находя их в книгах, или находя только очень сомнительные и спорные, я сам искал, делая опыты и исследования, чтобы выработать себе убеждение.

Для того чтобы говорить наверняка, не следует выходить из области того, что хорошо знаешь. Я изучаю насекомых более 40 лет и начинаю довольно хорошо знать их. Займемся с вышеуказанной целью насекомыми, но не какими попало, а самыми одаренными из них— перепончатокрылыми. Где найдешь более одаренное способностями животное? Кажется, будто, создавая их, природа хотела дать наибольшее количество изобретательности наименьшей массе материи. Может ли птица, этот чудный архитектор, сравнить свою работу с постройками домашней пчелы, этим шедевром высшей геометрии? Даже сам человек находит в нем себе соперника.

 

Рыжие муравьи (Lasius flavus) и их дойные тли (Forda marginata) на корнях злаков, в особых подземных помещениях

Рис. 148. Рыжие муравьи (Lasius flavus) и их дойные тли (Forda marginata) на корнях злаков, в особых подземных помещениях. Увелич.

 

Мы строим города, перепончатокрылое — также; у нас есть слуги, муравей их также имеет; мы держим домашних животных и он их имеет в лице тлей, которые дают ему сахар; мы держим в ограде свои стада и он делает то же со своими коровами — тлями; мы освободили своих рабов, а он продолжает пользоваться рабством. И что же, рассуждает ли, мыслит ли это утонченное, привилегированное, существо? Читатель, воздержитесь от улыбки: это очень серьезная вещь, очень стоящая того, чтобы о ней подумать. Заниматься животным — это значит возбуждать волнующий нас вопрос: что мы такое? Откуда мы произошли? Что происходит в маленьком мозгу перепончатокрылого? Есть ли у него способности, подобные нашим, есть ли у него мысль? Если бы мы могли решить этот вопрос! Но будем уверены, что при первых же наших исследованиях тайна предстанет перед нами непроницаемой, и потому будем довольны, если нам удастся собрать несколько крох истины. Что такое разум (raison)? Философия может дать нам его научные определения. Будем скромно придерживаться самого простого—ведь здесь идет речь только о животном. Разум есть способность связывать действие с его причиной и направлять его, сообразно с требованиями случайных обстоятельств. Способно ли животное рассуждать в этих границах? Умеет ли оно связывать «почему» и «потому» и действовать сообразно этому? Умеет ли оно изменять обычный ход своих действий при случайно изменившихся условиях?

История не богата документами, которые могли бы руководить нами в этом вопросе, а те из них, которые иногда и встречаются у того или другого автора, редко могут выдержать серьезное исследование. Один из самых замечательных фактов этого рода, насколько я 'знаю, сообщает Эразм Дарвин в своей книге Zoonomia. Однажды, прогуливаясь в саду, ученый заметил, как оса поймала муху, почти такую же крупную, как сама, оторвала у нее своими челюстями голову и брюшко и затем полетела, унося туловище жертвы; но внезапный порыв ветра стал раздувать крылья мухи, остававшиеся на туловище, и тем задерживал полет осы; тогда оса вновь спустилась на землю, отрезала челюстями одно за другим мешавшие ей крылья и, устранив таким образом причину затруднения при полете, улетела с остатком добычи. Здесь, по мнению ученого, у насекомого проявился ряд последовательных идей и действий с очевидными признаками разумности. Я согласен, что на первый взгляд этот факт действительно как будто бы показывает, что оса поняла связь между причиной и следствием. Следствие — сопротивление, ощущаемое при полете; причина — большой размер добычи, дающий упор дуновению ветра. Вывод очень логичен: надо уменьшить размер добычи, оторвав у нее брюшко, голову, в особенности крылья, и сопротивление уменьшится.

Но действительно ли у насекомого может существовать такая, хотя бы элементарная, связь идей? Я убежден в противном. Посмотрим поближе на нравы осы.

Наши обыкновенные осы (рис. 149), живущие обществами (Vespa и Polistes), если не всегда, то, по крайней мере, часто кормят своих личинок животной пищей; но, вместо того, чтобы заранее собирать в каждую ячейку некоторое количество пищи, они кормят личинок по несколько раз в день и кормят их изо рта, как это делают птицы, кормя своих птенцов.

 

Обыкновенная лесная оса (Vespa sylvestris Scop.) и ее гнездо

Рис. 149. Обыкновенная лесная оса (Vespa sylvestris Scop.) и ее гнездо. Ест. велич.

 

Корм представляет собой нежный мармелад или кашку из насекомых, растертых челюстями осы-кормилицы. Для приготовления этой детской кашицы осы предпочитают употреблять двухкрылых, в особенности обыкновенных мух, но если им попадется свежая говядина, то они с жадностью набрасываются и на нее. Кто не видал, как смело осы проникают в наши кухни или кидаются на полки мясных лавок, чтобы урвать подходящий кусочек мяса и сейчас же унести его для своих личинок? Когда сквозь полуоткрытые ставни в комнату врывается, освещенная солнцем, полоса, где домашние мухи чистят свои крылышки и нежатся на солнце, кто не видал, как оса влетает, кидается на муху, мнет ее челюстями и улетает с добычей? Это пойдет ее хищным личинкам; но сначала добыча разрывается на части на самом месте поимки, или в пути, или в гнезде. Не имеющие питательности крылья отрываются и выбрасываются, бедные соком ножки иногда также отбрасываются. Остаются: голова, туловище и брюшко, соединенные или разделенные, которые оса жует и пережевывает, чтобы обратить их в кашку. Я пробовал сам заменять кормилицу-осу при вскармливании личинок осы полиста (Polistes gallica L.), которая прикрепляет к веткам кустарника свою маленькую розетку ячеек из серой бумаги (рис. 150). Мои кухонные принадлежности состояли из мраморной дощечки, на которой я приготовлял мармелад, растирая мух, оторвав им предварительно лапки и крылья; ложкой служила тонкая соломинка, на конце которой кушанье подавалось в ячейку каждому питомцу, открывавшему челюсти не хуже, чем это делают птенцы в гнезде (рис. 151 и 152). Для того чтобы воспитать молоденьких воробьев, что в детстве доставляло мне большое удовольствие, я действовал не иначе и это удавалось мне не лучше.

Следующее наблюдение, сделанное на досуге и с большой точностью, проливает свет на способ охоты и питания осы. В первых числах октября два куста астр, цветущих перед дверью моего рабочего кабинета, делаются местом свидания массы насекомых, между которыми преобладают домашние пчелы и пчеловидная муха — эристалия (Eristalis tenax, рис. 53). В воздухе полная тишина, солнце жжет и пчелы ревностно собирают добычу, а эристалии неловко перелетают с цветка на цветок. По временам в мирное народонаселение, набивающее себе зобики медком, врывается оса, грабитель, которого привлекает сюда добыча, а не мед. Два вида ос, одинаково хищные, но различные по силе, разделяют между собой пользование дичью: обыкновенная оса (Vespa vulgaris L.), которая ловит эристалии, и шершень (Vespa crabro L.), охотящийся на домашних пчел. Способ охоты у обоих видов одинаков.

 

са-полист и ее гнезда. В некоторых ячейках верхнего гнезда видны головки личинок, а рядом другие ячейки уже закупорены с куколками

Рис. 150. Оса-полист и ее гнезда. В некоторых ячейках верхнего гнезда видны головки личинок, а рядом другие ячейки уже закупорены с куколками

 

Оба бандита порывисто летают, кружась туда и сюда, внимательно рассматривают цветы и вдруг кидаются к избранной добыче, которая, будучи настороже, улетает, тогда как хищник, разогнавшись, ударяется лбом о пустой цветок. Тогда преследование продолжается в воздухе; это похоже на ястреба, охотящегося за жаворонком. Но пчела и эристалия, делая в воздухе повороты, ускользают от осы, которая опять принимается за свои эволюции над цветами. Наконец, дичь, менее быстрая в лете, схвачена. Сейчас же обыкновенная оса падает со своей добычей на траву; я, со своей стороны, сейчас же ложусь на землю, тихонько отстраняя обеими руками сухие листья и стебельки, которые могли бы помешать мне видеть. И вот я присутствую при такой драме.

Сначала между осой и эристалией, которая больше осы, происходит беспорядочная борьба в траве. Двукрылое не имеет оружия, но оно сильно; резкое жужжание крыльев указывает на его отчаянное сопротивление. У осы есть жало (рис. 153), но она не знает методического употребления его, она не знает, где находятся у жертвы уязвимые места, так хорошо знакомые тем охотникам, которым необходима добыча, долго остающаяся свежей. Ее дети нуждаются в мармеладе из только что растертых мух, а потому осе не важно, как убита дичь, и жало ее вкалывается в муху без всякого порядка, наудачу. Оно направляется, безразлично, то в спину, то в бока, то в грудь, то в брюшко жертвы, в зависимости от случайностей борьбы. Сопротивление эристалии продолжительно, и она умирает скорее от порезов челюстей, нежели от уколов жала. Челюсти осы — это ножницы, которые режут, вспарывают, разрезают на куски. Когда добыча сделалась неподвижной в лапах хищника, тогда голова ее падает от удара челюстей; потом отрезаются крылья при их основании, за ними следуют ножки, одна за другой; наконец, отбрасывается брюшко, но опорожненное от внутренностей, которые оса, по-видимому, присоединяет к отборному кусочку. Этот кусочек— туловище, более богатое мускулами, нежели остальные части тела эристалии. Не медля более, оса улетает, унося его в ножках. Принеся его в гнездо, она сделает из него мармелад для раздачи личинкам.

 

Разрез отдельной ячейки осы-полиста с яйцом

Рис. 151. Разрез отдельной ячейки осы-полиста с яйцом

 

Личинка обыкновенной осы (Vespa media Retz.), вытянутая из ячейки

Рис. 152. Личинка обыкновенной осы (Vespa media Retz.), вытянутая из ячейки. Увеляч.

 

Почти так же поступает шершень, поймавший пчелу; но с этим гигантским хищником борьба не может быть продолжительной, несмотря на жало жертвы. Шершень обрабатывает свою добычу на том же цветке, на котором поймал ее, а чаще на ветке какого-нибудь соседнего кустарника. Прежде всего прокусывается зобик пчелы и мед, который вытекает оттуда, слизывается. Таким образом, здесь двойная добыча: капля меда — добыча охотника и тело пчелы — добыча его личинок. Иногда крылья, так же, как и брюшко, отрываются; но вообще, шершень довольствуется тем, что превращает пчелу в бесформенную массу, которую уносит, ничем не пренебрегая. Уже в гнезде отбрасываются непитательные части, в особенности такие, как крылья. Наконец, случается, что и шершень приготовляет мармелад на самом

месте охоты, т.е. растирает пчелу челюстями, оторвав у нее крылья, ножки, а иногда и брюшко.

Вот во всех подробностях факт, с которым имел дело Эразм Дарвин. Во что теперь обращается разумный расчет животного, которое будто бы для того, чтобы лучше бороться с ветром, отрезает у своей добычи брюшко, голову, крылья и оставляет только туловище? Он обращается в самый обыкновенный факт, из которого вовсе не вытекают те крупные последствия, которые хотят из него вывести: факт очень обыкновенен и состоит в том, что оса на месте начинает разрывать на куски добычу, из которой оставляет только один кусок, наиболее годный для ее личинок. В тихую погоду и в ветреную, в густом лесу, на месте, защищенном от ветра, и на открытом месте я всегда вижу, как оса поступает точно так же. Ничто не говорит здесь в пользу разума животного; видно только проявление инстинкта настолько элементарного, что на нем не стоит останавливаться.

Я рассказал этот случай для того, чтобы показать, на какие трудности наталкивается тот, кто ограничивается случайными наблюдениями. Надо увеличивать число наблюдений, надо вызывать факты, узнавать предшествовавшие и последующие, искать их взаимную связь и только тогда можно делать, да и то с большой осторожностью, выводы сколько-нибудь достоверные.

 

Жало осы рабочей

Рис. 153. Жало осы рабочей:

с -жало; f-ядовитая железа; g- канал из нее в жало

Еще интересные статьи по теме:
Майки
Майки Майки, неграциозные жуки, черного, иногда темно-синего или голубого цвета, с тяжелым бр
Пелопей
Пелопей Из насекомых, поселяющихся в наших домах, самое интересное по изяществу форм, оригина
Возвращение к добыче
Возвращение к добыче Покончим с этими сражениями и пополним историю помпила, оставленного нам
От редакции
От редакции Предлагаемая книга представляет собой сокращенный перевод «Энтомологических
Выбор пищи
Выбор пищи Когда Брилья Саварэн* создал свой знаменитый афоризм: «Скажи мне, что ты ешь
Лангедокский сфекс
Лангедокский сфекс Когда химик зрело обдумал план своих изысканий, тогда он, в наиболее удобн