phaneropsolus-philanderi-caballero-et-grocott-1952 Хозяин: опоссум — Philander laniger pallidus. Локализация: тонкая кишка. Место обнаружения: Центральная Америка (Панама). ...
phaneropsolus-oviformis-poirier-1886 Синонимы: Distomum oviforme Poirier, 1886; Phaneropsolus bonnei Lie-Kian-Joe, 1951; Ph. simiae Yamaguti, 1954; Primatotrema macacae Premvati, 1958;...
phaneropsolus-orbicularis-diesing-1850 Синоним: Distoma orbiculare Diesing, 1850. Хозяева: обезьяны — Saimiri sciurens, S. verstedi, Nyctipithecus trivirgatus. Лок...
phaneropsolus-longipenis-looss-1899 Хозяин: обезьяна, вид неизвестен. Локализация: средняя кишка. Место обнаружения: ОАР. Описание вида (по Looss, 1899). Тело разме...
phaneropsolus-lakdivensis-fernando-1933 Хозяин: лори — Loris tardigradus. Локализация: тонкая кишка. Место обнаружения: Цейлон. Описание вида (по Fernando, 1933)....
phaneropsolus-alternans-capron-deblock-et-brygoo-1961 Хозяева: хамелеоны — Chamaeleon lateralis, Ch. guentheri, Ch. oustaleti, Ch. pardalis, Ch. parsonii, Ch. verrucosus. Локализация: пе...
phaneropsolus-micrococcus-rudolphi-1819 Синонимы: Distomum micrococcum Rudolphi, 1819; Phaneropsolus sigmoideus Looss, 1899. Хозяева: птицы — Glareola austriaca, Caprimulgu...
tablitsa-dlja-opredelenija-vidov-roda-phaneropsolus Паразиты кишечника рептилий, птиц и млекопитающих. Распространение: тропическая или субтропическая зоны земного шара — Южная Европа,...
opisanie-roda-phaneropsolus Имеющиеся между этими видами незначительные различия укладываются в рамки внутривидовой изменчивости. Напротив, Ph. lakdivensis и Ph. oviformis обл...
rod-phaneropsolus-looss-1899 Синоним: Primatotrema Premvati, 1958 Историческая справка Род Phaneropsolus был создан в 1899 г. Лооссом (Looss) для описанных им вид...
pitbul-zaprygnul-vverh-pochti-na-45-metra-po-vertikalnoj-stene Посмотрите видео как питбуль допрыгнул до предмета на высоте 14 футов (4, 27 метра)! Если бы проводилась собачья Олимпиада, то этот питбуль точ...
morskaja-svinka-pigi-zhelaet-vsem-schastlivogo-dnja-svjatogo-patrika С днем Святого Патрика ВСЕХ! И ирландцев и не только ирландцев!
ryba-igla Родиной уникальной пресноводной рыбы-иглы является Индия, Цейлон, Бирма, Тайланд, Малайский полуостров. Достигают 38 см в длину. Принадлежит к семе...
botsija-kloun Считается, что рыбка боция-клоун (Botia macracantha) появилась в середине XIX века. О данном виде впервые упомянул Питер Бликер (голландский медик,...
gjurza Гюрза (Vipera lebetina) – крупная змея, которая имеет притупленную морду и резко выступающие височные углы головы. Сверху голова змеи покрыта...

Постройка гнезд

Постройка гнезд

Реомюр посвятил один из своих мемуаров истории стенной халикодомы, которую он называет пчелой-каменщицей. Я предполагаю пополнить здесь эту историю, рассмотрев пчелу с новой точки зрения, на которую не обратил внимания знаменитый наблюдатель.

Впервые мне пришлось познакомиться с этим насекомым в 1843 г., когда, еще 18-летним юношей, я только что начинал свою преподавательскую деятельность в Карпантра в качестве заведующего первоначальной школой, переименованной тогда в высшую школу или колледж. Между предметами, которые я преподавал там, один в особенности привлекал как учителя, так и учеников. Это — геометрия в открытом поле, т. е. практические землемерные работы. С наступлением мая, по два раза в неделю, мы покидали мрачную школьную залу и, вооруженные цепями, вехами и прочими инструментами, направлялись в поля и на необработанные каменистые равнины для измерений и размежеваний всяких многоугольников.

На первой же экскурсии мое внимание было привлечено чем-то подозрительным в поведении школьников. Если какой-нибудь из них был послан далеко для втыкания вехи, то я видел, как он много раз останавливался, нагибался и чего-то искал с таким вниманием, что забывал о вехе; другой, не обращая никакого внимания на способы измерения углов, растирал в руках какие-то комочки земли. А многоугольник ожидал своей очереди, диагонали страдали. Я спрашиваю: что же это значит? И все объясняется. Исследователь и наблюдатель по природе, ученик давно уже знал то, что было еще неизвестно

учителю. На камнях пустыря большая черная пчела устраивает гнезда из земли (рис. 126). В этих гнездах есть мед, и мои землемеры открывают их для того, чтобы высосать его через соломинку. Они объясняют мне, как это делать. Мед, хотя слишком крепкий, все-таки очень вкусен. Я, в свою очередь, нахожу его по вкусу и присоединяюсь к искателям гнезд. А за многоугольник примемся потом.

 

Пчелы-каменщицы (Chalicodoma muraria Latr.) и их гнезда

Рис. 126. Пчелы-каменщицы (Chalicodoma muraria Latr.) и их гнезда. Ест. велич.

 

Так увидал я в первый раз пчелу-каменщицу Реомюра, хотя я тогда не знал ни ее истории, ни историка. Это великолепное перепончатокрылое с темно-фиолетовыми крыльями и черным бархатным костюмом; его грубая постройка на пригретых солнцем камнях среди тмина, его мед, развлекавший нас во время землемерных работ, — все это произвело на меня живое впечатление; и мне захотелось узнать о ней больше того, чему научили меня мои школьники: высасывать мед из ячеек через соломинку. В это время у моего книгопродавца была великолепная книга о насекомых: Естественная история членистых

животных, де Кастельно, Эм. Бланшара, Лукаса. Книга была с множеством рисунков, которые приковывали внимание. Но увы, это и стоило хороших денег! Ах, каких денег! За нее надо было отдать месячное жалование. Но что за важность: разве моего великолепного оклада, 700 франков в год, не должно хватать на умственную пищу так же, как на телесную. То, что истрачу лишнего на одной, сэкономлю на другой — к этому должен быть готов всякий, кто зарабатывает себе хлеб наукой. Покупка была сделана, и книга была буквально проглочена. Из нее я узнал название моей черной пчелы; здесь я в первый раз прочел подробное описание нравов насекомых; здесь я встретил окруженные в моих глазах некоторым ореолом имена Реомюра, Губера, Леона Дюфура; и в то время, как я в сотый раз перелистывал книгу, внутренний голос шептал мне: и ты также будешь историком животных. Но оставим эти воспоминания и перейдем к подвигам халикодомы.

В наших местах встречаются три вида халикодом: стенная (Chalicodoma muraria Latr.), историю которой дал Реомюр, амбарная (Ch. ругеnaica Lep), являющаяся у нас одним из самых многочисленных перепончатокрылых, и кустарная халикодома (Ch. rufescens Perez).

Различные полы первого вида так различно окрашены, что неопытный наблюдатель будет удивлен, видя их выходящими из одной и той же норки, и примет их за различных насекомых. Самка одета в великолепный черный бархатный костюм с темно-фиолетовыми крыльями. У самца черный бархат заменен ярко-рыжим пушком. Два другие вида меньше ростом и не имеют этой разницы в окраске; здесь оба пола носят одинаковый костюм, смесь коричневого, рыжего и пепельного; край крыла окрашен фиолетовым на темном фоне. Все они начинают свою работу около первых чисел мая.

Стенная халикодома выбирает, как это заметил еще Реомюр, местом для прикрепления гнезда какую-нибудь стену, обращенную к солнцу и не покрытую штукатуркой, которая могла бы, обвалившись, подвергнуть опасности ячейки. Она доверяет свои постройки только солидному фундаменту из голого камня. Чаще, однако, я замечал, что любимым фундаментом для гнезда служит ей не стена, а какой-нибудь круглый камень, иногда не больше кулака величиной, из тех многочисленных валунов, которыми воды ледяного периода покрыли террасы долины Роны, или просто один из камней ограды на границе поля.

Любимое помещение амбарной халикодомы — это внутренняя сторона черепиц, выступающих по окраинам крыши. Там каждую весну устраиваются ее густонаселенные колонии. Кроме того, она пристраивается на нижней стороне балкона или в амбразуре окна, в особенности если оно закрыто решетчатым ставнем, в котором остался для насекомого свободный проход. В таких местах работают вместе сотни и тысячи работников. Если же халикодома поселяется одна, что для нее не редкость, то она выбирает первый попавшийся закоулок, лишь бы в нем был надежный фундамент и тепло. Материал этого фундамента для нее безразличен. Я видел таких, которые строили на голом камне, на дереве ставен и даже на рамах в окнах амбара. Ей не годится только одна вещь: штукатурка наших жилищ.

Наконец, кустарная халикодома устраивает себе воздушное жилище, подвешенное на ветке боярышника или какого-нибудь другого кустарника в живой изгороди, на высоте человеческого роста или на каменном дубе и на вязе, но здесь выше. Толщина выбранной ветки равна толщине соломинки. Когда гнездо окончено, оно имеет вид земляного шарика, пересеченного поперек веткой. Величина его с абрикос, если это работа одного насекомого, и с кулак — если в работе участвовало много насекомых; последний случай встречается редко.

Строительные материалы у всех трех видов одни и те же: глинисто-известковая земля с небольшим количеством песку, смоченная слюной самой каменщицы. Влажные места, которые облегчили бы пользование землей и уменьшили бы расход на слюну, презираются халикодомами. Им нужен сухой порошок, который бы жадно впитывал их слюну и образовывал бы с нею, благодаря ее белковому составу, род цемента, имеющего свойство твердеть, одним словом, нечто вроде той замазки, которую мы получаем из негашеной извести и яичного белка.

Халикодомы амбарная и кустарная охотнее всего берут материалы на утоптанных тропинках или на проезжих дорогах, убитых известковыми камнями, которые часто ездой так утрамбованы, что поверхность сделалась гладкой. Здесь, не отвлекаясь от работы постоянным движением людей и животных, они в период работы беспрерывно летают взад и вперед. Улетающие несут по комочку известкового теста величиной с зернышко заячьей дроби, а прилетающие сейчас же присаживаются на самых твердых сухих местах. Трепеща всем телом, они царапают концами челюстей и скребут передними лапками, чтобы отделить крошечные частички земли и песчинки, которые, подержав во рту, напитывают слюной и слепляют в одну массу. Работа совершается с таким рвением, что работница скорее даст раздавить себя, чем покинет свое дело. Стенная халикодома, которая ищет уединения вдали от человеческих жилищ, редко показывается на уезженных дорогах, может быть, потому, что они слишком удалены от мест ее построек, для которых она довольствуется простой сухой землей, богатой мелким песком.

Халикодома может строить гнездо совсем заново, на таком месте, которого она раньше не занимала, или же она может пользоваться ячейками старого гнезда, поправив их сначала. Рассмотрим сначала первый случай.

Выбрав подходящий камень, стенная халикодома прилетает к нему с комочком строительного материала и откладывает его, в виде круглого валика, на поверхность камня. Передние ножки и в особенности челюсти, главный ее каменщицкий инструмент, обрабатывают материал, который остается мягким благодаря отделяемой мало-помалу слюне. Для скрепления глины в нее вставляются угловатые мелкие камушки величиной с чечевицу, но только снаружи, в мягкую еще массу. Вот фундамент здания. На этом первом слое кладутся другие, точно такие же, до тех пор, пока ячейка достигает желанной вышины, в два-три сантиметра. Прибавление мелких камушков в постройку дает пчеле экономию в труде и материалах. Она очень тщательно выбирает их, по одному, предпочитая самые твердые и почти всегда угловатые; налегая один на другой, они взаимно поддерживаются и содействуют прочности целого. Экономно наложенные, слои извести скрепляют их между собой. На внешней стороне ячейки углы камушков выдаются благодаря их неравной величине, но внутренность ячейки должна иметь гладкую поверхность для того, чтобы не ранить нежную кожу будущей личинки, и потому покрыта штукатуркой из чистого земляного теста. Впрочем, эта обмазка наложена без особого искусства, можно сказать, грубыми ударами лопатки, а потому личинка имеет предосторожность, когда придет время окукливания, сделать себе кокон и покрыть шелком грубые стены жилища. Напротив, другие каменщицы — антофоры и галикты, личинки которых не ткут себе коконов, тщательно выглаживают внутреннюю поверхность своих земляных ячеек и придают им полировку отделанной слоновой кости. Отверстие ячейки всегда обращено кверху. При постройке на горизонтальном основании ячейка поднимается в виде овальной башенки (рис. 127), а если ячейка прикреплена к вертикальной или наклонной поверхности, то имеет форму половины наперстка, разрезанного вдоль. В этом случае сам фундамент заменяет одну из внутренних стен.

Потом заготовляются припасы—мед и цветневая пыль. Если по соседству есть поле, покрытое цветами эспарцета или желтого дрока, то на нем каменщица и пасется больше всего, хотя бы ей пришлось для того пролетать каждый раз пространство в 0,5 версты.

 

Первые ячейки гнезда стенной халикодомы

Рис. 127. Первые ячейки гнезда стенной халикодомы

 

Она прилетает со вздутым от меда зобиком и с брюшком, покрытым желтой цветенью; затем всовывает в ячейку прежде всего голову и в течение нескольких мгновений видишь, как ее тело подергивается — признак, что она отрыгивает медвяное пюре. Опустошив зобик, она выходит из ячейки для того, чтобы сейчас же опять войти туда, но на этот раз задом. Теперь пчела задними ножками счищает цветень с нижней поверхности брюшка и затем опять выходит, чтобы снова войти в ячейку головой вперед*. Дело в том, что надо челюстями, заменяющими в данном случае ложку, смешать эту цветень с медом и сделать тесто. Это смешивание повторяется не после каждого путешествия: оно производится изредка, по мере накопления материала. Запас провизии достаточен, когда ячейка наполнена им до половины. Остается снести яичко на поверхность медвяного теста и закрыть жилье. Все это совершается немедленно.

Дверь — это крышечка из чистого земляного раствора, которую пчела строит начиная от окружности и переходя к центру. Толщина крышечки так же, как и стен ячейки, не более 2 миллиметров. Мне кажется, что для всей работы над одной ячейкой пчеле надо, самое большее, два дня, при условии, чтобы работа не прерывалась дождем или даже пасмурной погодой. Потом строится вторая ячейка, которая прислоняется к первой и точно так же снабжается провизией. Дальше следуют третья, четвертая и т. д. Пчела не начинает новой ячейки до тех пор, пока не окончены все четыре акта для предыдущей: постройка, снабжение провизией, откладка яичка и запирание.

Так как стенная халикодома работает уединенно и даже ревниво оберегает выбранный ей камушек от соседок, то число ячеек одного гнезда не бывает у нее значительно: чаще всего от 6 до 15.

 

Брюшная щетка самки осмии (Osmia papaveris Friese)

Рис. 128. Брюшная щетка самки осмии (Osmia papaveris Friese). Увелич.

 

* Пчелы, наполняющие свои ячейки цветенью, собирают ее с цветочных тычинок особыми щеточками, которые расположены у одних на брюшке, у других— на задних ножках. На рис. 128 изображено брюшко пчелы-осмии (Osmia papaveris Friese), нижняя сторона которого густо покрыта волосками, служащими для собирания цветени. Рис. 129 представляет концы задних ножек домашней пчелы-работницы; у нее первый членик лапки расширен и удлинен (л), снаружи покрыт неправильно рассеянными волосками (Н), а внутри вогнут и покрыт рядами волосков, образующих щеточку, которой пчела и собирает цветень; кроме того, она собирает ее также и на внешней, вогнутой, стороне голени (И -г), называемой корзиночкой. Рис. 130 изображает заднюю ножку пчелы-антидии, у которой для собирания цветени служат волоски, рассеянные на основной части ноги. —Примеч. ред.

 

Окончив постройку всех ячеек, халикодома покрывает их общим толстым покровом из того же строительного материала, не пропускающего воду и плохо проводящего теплоту; значит, в одно и то же время защищает от холода, жары и сырости; но на этот раз земляной раствор идет в дело чистый, без примеси маленьких камушков. Пчела кладет комочек за комочком, лопаточку за лопаточкой, и образует слой около сантиметра толщиной, под которым совершенно скрываются ячейки. После этого гнездо имеет вид грубого купола, равного по величине половине апельсина. Его можно принять за комок грязи, который, будучи брошен на камень, полурасплющился и засох (рис. 131). Высыхание этого общего покрова гнезда так же быстро, как высыхание нашего гидравлического цемента, и тогда твердость гнезда можно сравнить с твердостью камня.

Желая приблизительно высчитать расстояние, которое пролетит пчела в течение всей постройки одной ячейки и снабжения ее провизией, я измерил шагами расстояние от гнезда до дороги, на которой пчела собирала цемент, и от гнезда до поля, с которого она приносила мед и цветень. Насколько мне позволило терпение, я записал число путешествий пчелы в одном и в другом направлении. Потом, сравнив то, что было сделано, с тем, что еще оставалось сделать, я получил 15 верст. Само собой разумеется, что я считаю это число только приблизительным, большая точность вычисления потребовала бы такого терпения, каким я не обладаю. Но и этот результат, который, во многих случаях, вероятно, ниже действительности, таков, что останавливает наше внимание на деятельности каменщицы. Полное гнездо ее содержит около 15 ячеек. Да, кроме того, все оно еще покрывается слоем цемента толщиной в палец.

 

Концы задних ножек домашней пчелы-работницы

Рис 129. Концы задних ножек домашней пчелы-работницы. Сильно увелич.:

H - наружная сторона; В — внутренняя сторона; л—первый членик лапки, на внутренней стороне которого расположены ряды волосков, образующих щеточку, г— голени, внешняя вогнутая сторона которой (H) изображает корзиночку

 

Это массивное укрепление, требующее больше всего материала, одно уже составляет половину всей работы, так что для постройки всего гнезда стенная халикодома пролетит расстояние в 400 верст. Не правда ли, когда пчела, истощенная таким трудом, удалится в какой-нибудь укромный уголок, чтобы спокойно умереть в одиночестве, то это мужественное существо может сказать: «Я поработала, я исполнила свою обязанность».

Вместо того, чтобы строить гнездо заново, на новом камне, стенная халикодома часто пользуется старыми гнездами, которые в течение года не особенно испортились. Цементный свод гнезда остается почти тем же, каким был вначале, настолько прочна его постройка; только он продырявлен круглыми летными отверстиями, которые соответствуют ячейкам, где жили личинки прошлого года. Подобные жилища достаточно немного поправить, чтобы привести в хорошее состояние, а это сохранит время и труд, и потому пчелы разыскивают их и решаются на постройку новых жилищ только тогда, когда не найдут старых.

Из одного гнезда стенной халикодомы вылетает несколько братьев и сестер, рыжих самцов и черных самок—все поколение одной пчелы. Самцы, ведущие беззаботную жизнь и не знающие никакой работы, возвращаются к жилищу только для того, чтобы минутку поухаживать за дамами, и совсем не заботятся о покинутой хижине. Они ищут нектара цветов, а не работы. Остаются молодые матери, на которых и лежит забота о будущем семьи. Какой же из них достанется недвижимое имущество, старое гнездо? Как сестры, они все имеют на него равные права: так решило бы наше понятие о справедливости. Но халикодомы остаются при первобытных понятиях о собственности: право принадлежит первому захватившему.

 

Задняя, левая, нога самки пчелы-антидии (Anthidium manicatum)

Рис. 130. Задняя, левая, нога самки пчелы-антидии (Anthidium manicatum)

 

Внутренняя сторона гнезда стенной халикодомы, снятого с камня. Видны ячейки с коконами, из которых один, вскрытый, содержит куколку.

Рис. 131. Внутренняя сторона гнезда стенной халикодомы, снятого с камня. Видны ячейки с коконами, из которых один, вскрытый, содержит куколку. Ест. велич.

 

А потому, как только подходит время кладки яиц, пчела овладевает первым свободным гнездом и поселяет в нем свою семью; теперь горе тому, будь это сосед или родная сестра, кто придет оспаривать у нее право собственности. Новоприбывший скоро будет обращен в бегство ожесточенным отпором и горячими толчками. Из всех открытых ячеек, которые, как колодцы, виднеются на круглой поверхности свода, ей теперь нужна только одна; но пчела очень хорошо понимает, что потом ей будут нужны и другие, для остальных яичек; и вот она с ревнивой бдительностью наблюдает за всеми для того, чтобы отогнать от них всякого, кто осмелился бы посетить их. Я не помню, чтобы мне приходилось видеть когда-нибудь двух стенных халикодом, работающих одновременно на одном камне.

При переделке старого гнезда работа очень проста. Пчела рассматривает внутренность ячейки, отрывает кусочки кокона, оставшиеся на стенах, удаляет землю, осыпавшуюся внутрь из отверстия, просверленного обитателем ячейки для выхода, штукатурит обвалившиеся места, немного поправляет отверстие — вот и все. Потом следует запас провизии, кладка яичка и закрывание ячейки; затем починяется немного общий известковый покров — и конец.

Халикодома амбарная предпочитает жизнь в большом обществе и потому устраивает целые колонии, населенные сотнями, даже тысячами пчел. Это не настоящее общество, соединенное общностью интересов и целей, а простое собрание, в котором каждый работает для себя и не заботится о других; это толпа работников, напоминающая рой домашних пчел только многочисленностью и усердием. Материал употребляется такой же, как и у стенной халикодомы, но более тонкий и без камушков. Сначала идут в дело старые гнезда, но их далеко не хватает для населения, возрастающего из года в год, и притом значительная часть ячеек занимается обыкновенно другими пчелами — осмиями, бесплатными квартирантами халикодом, более ранними насекомыми. Тогда на поверхности старого гнезда строятся новые ячейки, расположенные одна возле другой почти горизонтально и без всякого порядка. Каждая строит где и как ей угодно, при одном условии: не мешать работе соседей; нарушительница его будет призвана к порядку потасовкой со стороны потерпевших. Таким образом, на поверхности земляного пирожка — общего гнезда ячейки беспорядочно накопляются и гнездо с каждым годом становится все больше и больше.

Постройка новой ячейки начинается чем-то похожим на крошечное гнездо ласточки, полустаканчик, в окружность которого входит поверхность гнезда, на котором он приклеен. Сделав такой приемник для провизии, пчела прекращает на время земляные работы и принимается за сбор и ношение цветени и меда. Принеся их несколько раз, она вновь принимается за земляную работу и продолжает надстраивать стенки стаканчика; потом опять начинает носить провизию, опять надстраивает и продолжает эти чередования до тех пор, пока ячейка достигнет требуемой вышины и в ней будет достаточно запасено провизии. Наступает время кладки яйца. Пчела прилетает с комочком земли, осматривает, все ли в ячейке в порядке, вводит в нее брюшко и откладывает яичко. Сейчас же вслед за тем она закрывает ячейку комочком принесенного цемента и так бережно обходится с материалом, что вся крышечка изготовляется в этот один прием; ее надо будет еще сделать толще, укрепить новыми слоями — это работа не столь спешная и сделается погодя.

У пчелы есть серьезные основания, чтобы так спешить с закрыванием ячейки, в которую уже отложено яйцо. Если бы она в это время улетела за новым запасом цемента, то какой-нибудь грабитель, наверно, заметил бы открытое яичко и заменил бы его своим. Мы потом увидим, что это действительно может случаться. А потому халикодома несет яйцо всегда, приготовив заранее комочек цемента и держа его наготове в челюстях. Снаружи поверхность ячеек шероховатая и на ней заметны слои, а внутри сглажена, хотя не полирована; позднее личинка сама пополнит недостающую полировку.

Наконец, все ячейки готовы и яйца снесены, тогда пчелы, не различая своих ячеек от чужих, начинают делать общий покров для всей колонии, состоящий из толстого слоя цемента, который заполняет промежутки между ячейками и прикрывает всех их вместе. В конце концов, общее гнездо принимает вид большого пирожка из сухой грязи, более толстого в центре, где находится первоначальный узел здания, и более тонкого по краям, где находятся вновь устроенные ячейки; величина этого пирожка очень различна, в зависимости от числа работниц и, следовательно, от старости первоначального гнезда. Одно бывает не больше кисти руки, другое занимает большую часть закраины крыши и измеряется квадратными метрами.

Халикодома кустарная, работающая в одиночку на ветке, начинает работу с устройства солидного фундамента, опирающегося на узкую опору. Потом возводится ячейка, принимающая форму вертикальной башенки. За первой ячейкой следует другая, опирающаяся не только на ветку, но и на работу уже сделанную. Таким образом, группируются от 6 до 10 ячеек, одна возле другой. Потом общий земляной покров обхватывает все ячейки и ветку, что составляет солидный способ прикрепления.

Еще интересные статьи по теме:
Одинеры
Одинеры В близком родстве с эвменами состоят одинеры, одиночные осы Реомюра (рис. 82). Тот же
Филант — пчелиный волк
Филант — пчелиный волк Встретить между занимающими нас перепончатокрылыми, этими страст
Неизвестное чувство
Неизвестное чувство Что занимает главное место в истории аммофилы и что особенно привлекло к
Проблески разума
Проблески разума Когда пелопей покрывал глиной место, на котором помещалось его гнездо, снято
Опыт Дюгаммеля
Опыт Дюгаммеля Реомюр рассказывает об одном опыте, который проделал его друг, Дюгаммель, над
От редакции
От редакции Предлагаемая книга представляет собой сокращенный перевод «Энтомологических